"Кавалер, октябрь порыжелый..." - осенняя музыка старинных нижегородских улиц.


В Нижнем Новгороде часть Грузинкской улицы от Почаинского оврага до Большой Покровки называлась Болотовым переулком и была предметом особой гордости мещан-нижегородцев – и в честь купцов в Нижнем улицы называли, не всё дворянам кичиться! А назвали переулок еще в XVII веке по усадьбе купцов братьев Болотовых. Все дома этого прекрасного уголка Нижнего насыщены тёплой памятью далёкого прошлого, нежным флёром и золотистой дымкой уходящей музыки!

 


 «Кавалер, октябрь порыжелый» 

Кавалер, октябрь порыжелый… 
Желтый дым над чёрными стволам – 
Осень бант Георгиевский одела 
И победу празднует у нас! 
Господи, кого ты победила, 
Тех старух с отёкшими ногами, 
Те дома старинной тёплой силы, 
С добрыми морщинками у глаз? 

Кавалер, они хотят остаться! 
Не терзай своих усталых пленных, 
Не гони своих старообрядцев, 
Не кради у нищего суму - 
Вот по склону опадёт аллея, 
Ляжет снег, как будто рухнут стены, 
Мы с тобой без них осиротеем, 
Не осилим долгую зиму. 

Кавалер, октябрь порыжелый… 
Желтый дым над чёрными стволам – 
Осень бант Георгиевский одела 
И выходит строем на парад! 
И душа у города взлетела, 
Над оврагом, осенью, церквями, 
Поднялась, пропала в свете белом, 
Больше не воротится назад. 
1988, 2013


"Коромыслова башня"


Около этой башни Нижегородского кремля был выход подземного спуска к реке Почайне. С ним связана первая легенда Коромысловой башни.
Пошла нижегородская девушка по воду подземным ходом из осаждённого татарами кремля. У Почайны они её и прихватили. Воды девушка не набрала, но многим татарам коромыслом бошки поотшибала, пока саму враги не зарубили. Татары, в ужасе от такого девичьего героизма, сняли осаду и ушли от Нижнего.
Другая легенда относится ко времени строительства каменного кремля, то есть – начало 16 века. У строителей не ладилось с возведением башни – рушилась раз за разом. Тогда старики сказали - нужно башню строить на крови, на крови первого, кто утром сюда подойдёт. Первой оказалась Алёна, молодая беременная жена посадского человека. Тоже по воду на Почайну шла. Так её вместе с коромыслом и вёдрами в основание башни замуровали. А муж с тоски в Волге утоп. Вот такой триллер – сходила барышня за водичкой!
Мне больше по душе первая легенда. Про замурованную заживо рассказывают во многих местах. Да и просто невероятно, чтоб в православном городе, в 16 веке при закладке крепости устроили человеческое жертвоприношение.

 

 «Коромыслова башня» 

Когда я измученно, зло засыпаю, 
Ты молча берёшь коромысло и вёдра, 
И тихо по склону уходишь босая, 
Одёрнувши ситец на узеньких бёдрах. 

Казалось бы, всё отжито и уснуло, 
И кануло в прошлую воду Почайны: 
 Всё тёмно, на стенах кричат караулы… 
 Лишь Волга луну как ребёнка качает, 

Но нас, как и прежде, волнует до дрожи 
Былая тревога, младая услада, 
И всё наши тени влюблено ворожат, 
Вон там, в темноте, за стеною посада. 

И камень тяжёл над твоими плечами, 
 Студёна вода... Отпускаю поводья... 
 А утром со стен сторожа прокричали, 
 Что ты издалёка вернулась в сегодня. 
1988, 2013


«Поучительное жизнеописание Евграфа Стогова, уроженца Нижегородской губернии»: страсти улицы Грузинской!


От князя Грузинского и его обширной усадьбы в Нижнем осталось название улицы, флигель по Алексеевской двадцать и, по мнению многих историков, род Стоговых, начавшийся с Евграфа, незаконного сына княжны Анны и княжеского аптекаря Андрея Медведева. Фактические доказательства и детали этой драмы канули в пучину веков. Остались только домыслы. Вот моя музыкальная версия страстной истории Грузинских – Стоговых.



 «Поучительное жизнеописание Евграфа Стогова, уроженца Нижегородской губернии»

Славная дочь у Грузинского князя, 
Нету по Нижнему рода древней! 
Резвый рысак у её коновязи, 
Статен семейный аптекарь Андрей. 
Не было набожней в Нижнем девицы 
И добродетельней нашей княжны: 
Вместе молились, листая страницы, 
Были аптекаря пальцы нежны! 

Гаснут в страстях добродетели наши! 
Вот ведь какой получился пасьянс: 
Вырос у Анны живот, и папаше 
Стал очевиден тогда мезальянс! 
Мама и брат не дожили до сраму – 
В княжьем роду порошки не толочь! 
Чуть схоронив её бренную маму, 
Папа Грузинский принялся за дочь. 

«Скорбен весь род наш из древнего Картли!»-
Князь над поруганной честью рыдал. 
Вот, что наделали Гоффмана капли, 
Если их хваткий аптекарь вливал! 
Князь отрыдал и решил всё толково: 
Бойкий аптекарь в монахи пошёл, 
Анну отдал князь за графа Толстого, 
Мальчика – будто бы в стоге нашёл. 

Крайними часто бывали Толстые, 
Даже когда не писали роман, 
Хоть из графьёв, а мальца приютили… 
Стогов Евграф – заводной мальчуган! 
Анна рыдала бессонною ночью: 
«Крепни, мой мальчик, на графских харчах! 
Спи, мой Евграфчик, мой тайный сыночек, 
Чтобы наш княжеский род не зачах». 

Вырос Евграф за Толстыми при маме, 
Князевы земли доходы несли, 
Он ещё бегал по саду в панаме – 
В банке по вкладам проценты росли! 
И богател бы в наследных потомках 
Весь замечательный Стоговых род, 
Только, пардон, всю историю скомкав, 
Скинул царей своих русский народ! 

С банка двуглавых орлов повалили, 
Сверху на шпиль насадили звезду, 
Деньги дворянские быстро уплыли, 
Всё вообще покатилось совсем! 
Друг мой, в превратностях суетной жизни, 
Крест свой влача на согбенных плечах, 
Плач о своей бесприютной Отчизне, 
Деньги храни в зарубежных счетах! 
2013


"Гимназистка на трамвае" - старый романс на новый лад!


Я эту песенку написал тридцать лет назад - пошёл трясти ковёр во двор и натолкнулся там на мрачную стаю немигающих и неулыбчивых курящих ПТУ-шниц. Состоялась дружеская беседа. Девицам не нравилась длина моего ковра в сантиметрах, а мне - ранняя перезрелость и вялость их тестоподобных тел. Так и поговорили. По результатам беседы была написана песня "Встреча с ПТУ-шницей".
Совсем недавно, монтируя очередную серию своего фильма "Нижегородские прогулки и Театр Теней", я, в духе современности, превратил ПТУ-шницу в нынешнюю гимназистку (это почти одно и то же) и включил в фильм публикуемый клип обновлённой песни.

 

 «Романс гимназистки в трамвае» 

Выходя из школы, всем сказала: «Здрасте!» 
Ехала в трамвае, пукая от счастья. 
Только на Ильинке люди набежали, 
И в трамвай вломились, и к нему прижали. 

И откуда только взялся и припал к моей руке 
Этот странный и усатый, в тёмной замши пинжаке! 
Дай добить десятилетку! Я за партою сижу – 
Что смущаешь малолетку, я всё маменьке скажу!

Неужели это чувство, неужели это нить?! 
Я катаюсь после школы, а ты просишь прикурить… 
Что меня обводишь взглядом, боже правый, я дрожу, 
Что смущаешь молодую, я всё маменьке скажу! 

Ах, пусти - пусти, негодник, сердце прыгает мячом! 
Что же ищешь ты, разбойник, там, под кожаным плащом?! 
Ты судьбы моей невольник, боже правый, я дрожу, 
Ну куда же ты, разбойник, я всё маменьке скажу! 
1984, 2013


И нет нам дороги на небо, как только - при жизни сгореть!

Эта песня написалась неожиданно, мучительно и резко во время просмотра русской кинохроники 20 века и немых фильмов Ханжонкова, Протазанова, Бауэра, Дзиги Ветрова и других наших классиков времён начала кинематографа. Как описать все испытания, выпавшие нашей стране за последние сто лет?! В клип вошли кадры из лент перечисленных авторов, фотографии Дмитриева и других нижегородцев, фотографии из нашего семейного архива. Клип войдёт во 2 серию моего фильма "Нижегородские прогулки и Театр Теней: Площадь Минина и Пожарского".



«Двойники звёзд» 

Мой город изломан, изрезан 
На склонах, оврагах, холмах… 
Но россыпь прекрасных созвездий 
Блестит на его куполах. 
Ночами им ветры тугие 
Прелестные песни поют, 
Что звёзд двойники молодые 
На небе высоком живут. 

Плывут в вышине, не старея, 
Ушедшие к Богу Астреи, 
И угли небесные тлеют 
Без гари, и пепла, и бед. 

Бестрепетны и безучастны, 
Парят без тревоги и счастья, 
И льют, так легко и бесстрастно, 
Холодный мерцающий свет. 

И ловят родимые звёзды, 
Прижавшись к подножьям крестов, 
Прозрачный, как иней морозный, 
Тот свет от своих двойников. 
И ветры протяжные требы 
Поют в колокольную медь, 
И нет нам дороги на небо, 
Как только при жизни сгореть! 
2013


Нижегородское "Пять!" - весёлый клип в стиле ретро.


Нравится мне стилизовать клипы своих песен в духе благословенной эпохи немого кино. Как выразительны и лаконичны эти чёрно - белые ленты, какая яркая игра актёров! В клип моей старенькой песенки, оформленный под нижегородскую старину, вошли сценки фильмов Хонжонкова, Протазанова, Дзиги Ветрова, фотографии Дмитриева, Карелина и многих других. Театр теней во всей красе!

 

 «Пять!» 

В тундре еду на собаках, пересяду на попутный, 
На омнибус, на закорки – чтоб ухабистей скакать! 
В ероплан меня заманят стюардессы – проститутки, 
В паровозе водку вынут. Братцы, транспорт это – пять! 

Страстно полюблю брюнетку с тонкой талией осиной, 
И уйду в постель к блондинке, познакомившись едва… 
А с шатенкой поругаюсь безутешно и картинно! 
Господа, наш быт порочен: бабы – пять, и всё же – два! 

Я куплю портвейну много…и коньяк – такое чудо! 
Чистой водкой постараюсь весь букет отшлифовать, 
Я забьюсь в экстаз, сомлею, где и с кем живу – забуду, 
Только утром сдам бутылки, вспомню: пиво – это пять! 

Загружу хвосты коровьи, обменяю их на ноги, 
А когда продам копыта – то хвосты приму снова. 
А потом придут мздоимцы и возьмут с меня налоги, 
Да ещё с убытков взыщут, а убытки – это два! 

А они: «Семьёй единой!»…жизнь – то пьянка, то халтура. 
Дом – то Белый, а то – желтый, ничего нельзя понять! 
Жить давайте в винных бочках, диогеновы натуры: 
Будем пить, покуда хватит, братцы, бочка – это пять! 

 1992 - 2013


"Дайте нам билет в осень!" - новая песня из музыкального фильма.


Музыкальный фильм о наших садово - огородных работах в посёлке Золино окончен. Я написал к нему, помимо "Небо", ещё одну песню. Бодренькую, на ход ноги - рекомендую!

 

 «Уезжает август, уезжает лето…» 

Долго прорастал этот август в нас, 
Словно урожай. Просим – 
Вот автовокзал, очередь у касс… 
Дайте нам билет в осень! 

Там у нас земля солнцем обогрета, 
 Там у нас приплод свёкольно – морковный! 
Уезжает август, уезжает лето 
В осень за своим кровным. 

Здесь под урожай шиты рюкзаки, 
Печи затопить никогда не поздно – 
Но пока ещё ночи коротки 
И ещё пока август сыплет звёзды! 

Здесь у нас земля солнцем обогрета, 
 Здесь у нас приплод свёкольно – морковный! 
Уезжает август, уезжает лето 
В осень за своим кровным. 
2013


Прощаясь с летом - клип "Небо", чистое небо над посёлком Золино!


На данный момент это самая последняя песня, написанная мною и самый последний снятый мною клип. Сейчас, в затянувшихся дождях, я радуюсь, что не поленился привезти в августе камеру в посёлок Золино и от души поснимал.

 

«Небо» 

Я из жизни выдавил небо 
Будто стекло из рамы. 
Брызнули осколки вниз и стало слепо, 
Обмирая сердцем, крикнул: «Мама!» 

Небо осыпалось мишурой наряда, 
С дворников машин летело на дорогу, 
Уходило в травы и, звеня цикадой, 
Небо превращалось в землю понемногу. 

Я косил траву и выбирал осколки, 
Протирал и склеивал смолою сливы – 
А они светились и звенели тонко… 
Господи, голубчики, вы живы, живы! 

К бане вырезал тропу и вдруг – тревожно. 
В дровнике Христос сидит с буханкой хлеба! 
Он смеялся, Боже! 
- Ты не безнадёжен, 
На-ка вот, поешь, и будет небо! 
2013


Осенний мир на берегах Оки.


Написал песню аж в 1984 году! На мой нынешний взгляд - мудрую не по возрасту. Нынче она спелась легко и естественно. И съёмки для клипа вовремя подоспели...



 «Осенний мир» 

Будь уязвимой, будто клинышек земли, 
Где песни и птенцы, где ягода малина, 
Где прошлые, увядшие листы 
От женщин, что любил и потерял из виду. 

Будь уязвимой, уязвимой как струна, 
Как кони на снегу, забившиеся в поле. 
О, жизнь моя, ты соединена 
Из песни и любви, из пляски и погони. 

И будь короткой, как предчувствие зимы.
Так сладко пахнет мир баданом и малиной! 
Я лягу на него, сколь обниму земли, 
И столько буду греть, покуда не остыну. 
1984



Тревожная осенняя дорога.


Эта песня написана много лет назад, будто в другой жизни. Но вот, отправившись гулять по окским лугам, я вновь попал в то осеннее настроение. День был неярок и тих, съёмки получились под стать погоде. Дома, в этом же настроении, я записал песню. Так сложился этот клип.

 

«Осенняя дорога» 
Чуть ночь – в окно стучится рябиновая гроздь. 
Легко твоё дыханье, но я как будто гость, 
И всё не слава Богу…вскочить и заорать: 
«Дай хлеба на дорогу, мне Орлика седлать!» 

С утра раскинет осень певучее крыло, 
И позовёт дорога – проклятие моё. 
А жаль, я здесь прижился и полюбил леса, 
И мельниц бормотанье, и птичьи голоса. 

Бывает счастье даром, без ссуд и платежей? 
Не кражей, не угаром, без тлеющих углей, 
Когда стучит по ветру незапертая дверь… 
О, краткость обретений и длительность потерь! 

Чуть ночь – в окно стучится рябиновая гроздь, 
Легко твоё дыханье, но я как будто гость, 
И всё не слава Богу. 
Ну что тебе сказать? 
Не надо плакать. Осень. Мне Орлика седлать. 
1989


Письмо учеников в министерство образования: "Академику Павлову - от его собак!"


В министерство образования, дяденька и тётенькам министрам...и остальным козлам!
Пишут вам семиклассники Ваньки Жуковы из средней школы города Дзержинска: Ванька Жуковов №1, Ванька Жуков №2, Ванька Жукова №1, Ванька Жукова №2…и т.д. 
Слёзно жалимся, благодетели! Нам до ЕГЭ ещё далеко, но уже совсем одолели ходоки – калеки. Приходят к нам в школу и куролесят, и ведь всё кричат – мы классики! Никуда от них не денешься! 
По утрам какой-то бесноватый Гоголь на школьном крыльце шинель продаёт. А рядом с ним, Лермонтом себя называет, милостыню просит, как пострадавший ветеран чеченской компании. Оба худющие, в чём душа держится – насквозь видны! 
Вдоль железной дороги, рядом со школой, какая-то тётка мечется, нас за руки хватает и всех спрашивает: «Не помните меня, ребятки? Каренина я, Анна!» А когда ей пальцем у виска крутят – всё норовит под поезд броситься. Следом за ней какой-то гном – коротышка в рубище суковатой палкой стучит да грозится: «Куда, сучьи дети, моё литературное наследие подевали?! Всех в Ясной Поляне сгною!» 
Или вот ещё: приходим в школу, а во дворе – демонстрация, толпы людей! Одни – в кафтанах, другие – в будёновках и трёхцветных кокардах, третьи – в железных латах с крестами. И плакатами размахивают: «Мы – были! Были! Были! Вечная память опричникам, чекистам, белогвардейцам и псам – рыцарям!» 
Но хуже всех – кудрявый мужик с бакенбардами. Давеча пришёл в школу с селёдкой под мышкой и начал ейной харей нам в морды тыкать! И всё орал: «Помните, неучи, о золотой рыбке!» А потом шлёпнул по журналу жирным хвостом, матюгнулся, да вздохнул: « И дочку капитанскую вспоминайте!»
Ослобоните нас, милостивцы, нет житья нам боле от этих оголтелых!

(Всего 31 подпись).


"Песня безутешных завучей"

Никого не будет в школе, школе пореформенной…
Только молча бродят в холле завучи – трансформеры.
По привычке вышли ли, или все – в засаде ли,
С муторными книжками, старыми тетрадями.

И не ведает РОНО штатами раздутыми –
Наши классики давно стали атрибутами!
Ньютоны, да Пушкины, Тютчевы, Онегины
По программе ушлыми тестами объедены.

Только тусклые огни бродят в этом здании,
Все процессы перешли в ритмы ожидания.
Дует ветер от реки, мысли заторможены,
В школе все ученики Фурсом заморожены.

Никого не будет в школе, тени с личным индексом
Промелькнут на мониторе, сохранятся в Линоксе…
Те, кого ты пестовал, вспомнятся заставками,
Маленькими тестами и большими справками.
2011

Ностальгическая мелодия первого звонка.


Есть тайная печаль в переливчатой трели первого сентябрьского звонка! Пока ты учишься в школе - каждый сентябрь неповторим, хотя именно в школьную пору мы этого и не замечаем. Как потом хочется ярче вспомнить индивидуальность, неповторимость каждого класса и себя в этом классе, да поздно, дорогие мои...поздно. Вот почему ученики первого сентября выглядят куда веселее своих родителей. У них ещё всё летит на юных солнечных крыльях, без отягащения излишним умствованием. Но за каким бы взрослым скепсисом мы не скрывались в этот день, мелодия первого звонка нас по прежнему волнует. Об этом моя песня, а клип снят 1 сентября 2009 года в средней школе №20 города Дзержинска.


"Первое сентября"
 

Луч рассветный над домами –
Долговязый, золотушный…
Осыпаемый цветами,
Уплывает шар воздушный.
Вот он в небе надо мною,
Дети хлопают поспешно,
Затрещали кожурою
Гроздья яблок переспевших.

Кто сегодня император?
Пограничное столетье:
Были – антиквариата,
Стали дни кордебалета.
Георгины колобродят,
Ах вы, астрочки – пройдохи!
Все причёсаны по моде
Неприветливой эпохи.

Воспарив над облаками,
Кем ты стал, мой шар цветастый?
Боль – в песок, песок мешками
Мы грузили для балласта.
Что же там, за пеленою, -
Блеф, неведомые страны?
Ты взлетаешь над землёю
Или падают туманы?

Луч рассветный над домами –
Долговязый, золотушный…
Осыпаемый цветами,
Уплывает шар воздушный.
Чем улыбчивее люди,
Тем растерянней их лица.
Май ещё, конечно, будет,
А сентябрь не повторится.
1996

Я - река, уходящая к северу...


Это одна из моих "вечных" песен. Я написал её первый вариант очень давно - тогда в стихах получилось много украшательства, романтики и самолюбования. Четыре года назад, после онежского похода на парусном катамаране, я переделал и стихи и мелодию своей "Реки". И вот сейчас, при монтаже фильма о путешествии Миши Воденеева и Саши Ароновича по Иртышу и Оби на теплоходе Чернышевский, я сделал уже клип этой, не отпускающей меня песни. Замечательные съёмки ребят пришлись очень кстати. Историческая правда присутствует - Обь перед Салехардом течёт именно на север. Но спел песню я опять по новому. Теперь она звучит на тему любимого, совершенно чарующего вальса А.С.Грибоедова. Ни больше, ни меньше!


«Я - река, уходящая к северу»

Я - река, уходящая к северу, 
Дань мне песнями платят леса. 
Собираю шептания клевера 
И окрестных лесов голоса, 
Бормотанье шмелей на излучинах, 
Перепевы ручьев на лугу 
И дыханье березы плескучее 
По дороге ложатся в казну. 

Сколько грусти в любимых сокровищах! 
Мы печальные песни поем, 
И ложится, ложится в укровище 
Диамант вперемежку со льдом. 

Будто нам окорот от безверия 
Этот холод певучей земли… 
Я – река, уходящая к северу, 
И седеют потоки мои. 
2007


Наши горы!



Да, горы-то, конечно, наши, но не совсем. Да и съёмки не мои. Но так хотелось сделать клип этой песни! И я использовал видео, которое снял мой двоюрдный брат Алексей на горнолыжном курорте в Андорре. Чего пропадать такому добру! Очень приятно посмотреть на снег и горы далёкой маленькой страны среди нашей среднерусской изнуряющей жары.


"Наши горы"

При реках Вавилона, там сидели мы и плакали,
Когда вспоминали о Сионе.
На вербах посреди его повесили мы наши арфы.
Псалом 136.

Наши горы от нас далеки, далеки…
Там на кедрах повязаны наши платки,
Но в ручьи перетаяли наши следы,
Шепчут горные реки: «Давай, приходи!»

Наши арфы – на вербах, над стылой водой.
Надоело с утра умываться слезой.
Стынут арфы без песен на голых ветвях,
Да чего же им петь, если песни в горах!

Если родина там, где над пеною вод,
Бог с утра по туману над гребнем идёт,
И округлое небо, как шар – монгольфьер,
Из-за дальней горы поднимается вверх.
1998


Новая песня про Одессу: "Вот я вернулся..."


Эта песня начала проникать в меня вместе с черноморским воздухом, как только нога ступила на одесский перрон. Она прорастала и, наконец, материализовалась в клип. Я не стал мудрствовать и вложил в него те самые первые восторженные пулемётные съёмки во все стороны. Есть одесский Привоз, а есть одесский приход. Так вот, в клипе - он самый!


"Одесский приход"

Вот, я вернулся в Одессу!
Бросил меня до вокзалу
Поезд, с весёлою песней,
Будто как море – пловца.
Тут я иду с чемоданом,
Как камердинер по залу,
Где вы, гражданки и дамы,
Клюнете – нет на живца?

Суетно и голосисто!
Как норовистую лошадь
Это геройское мисто
Я узнаю по зубам!
Тут прибывала Европа –
Прямо до Дюка на площадь,
Тут начиналася жопа…
- Это, гражданка, не вам!

А я Одессою хожу,
Слегка попёрдывая!
И это мисто, вам скажу,
Не очень твёрдое!
Но эти женщины кругом такие радостные,
Как будто много – много лет
Здесь кушали щербет, или минет!

Пышные, южные розы,
Как вы ярки и фактурны!
Вот и настал у Привоза
Мой черноморский приход!
Только я вышел в Одессу,
Ласковый, томный, гламурный,
Как улетел в поднебесье,
И загудел пароход!

Сверху отчётливо вижу
И Лонжерон, и Пересыпь,
Берег зелёный и рыжий,
Домики Новых долин,
Снизу, как пёстрый купальник,
Сохнет на солнце Одесса,
Здравствуйте, грязный Куяльник…
- Эт я не вам, гражданин!

А я Одессою хожу,
Слегка попёрдывая!
И это мисто, вам скажу,
Не очень твёрдое!
Но эти женщины кругом такие радостные,
Как будто много – много лет
Здесь кушали щербет, или минет!

Вот, я вернулся в Одессу!
Бросил меня до вокзалу
Поезд, с весёлою песней,
Будто как море – пловца.
Тут я иду с чемоданом,
Как камердинер по залу,
Где вы, гражданки и дамы,
Клюнете – нет на живца?
2012

Новая песня о Нижнем Новгороде – «Дом на Гребешке»!


Эту песню я только что написал и записал. Съёмки для клипа мы с сыном Алёшей сделали 9 июля во время весьма познавательной прогулки по Дятловым горам и одному из самых старинных, сказочных районов Нижнего Новгорода – Започаинью. Зачарованное любимое место – знаменитая гора Гребешок, над древним Благовещенским монастырём и Стрелкой Волги и Оки – красивейшая панорама Поволжья и всей России.
Дом, снятый в клипе - бывший особняк миллионера и мецената Матвея Емельяновича Башкирова из знаменитой на рубеже XIX-XX веков династии Башкировых - пароходчиков и мукомолов. Ими было выстроены две большие мельницы на Оке. Мука башкировского помола считалась лучшей в России, продавалась в Москве, Петербурге, по всей империи и за рубежом. Особняк Башкировых на Гребешке расположен так, что от него видны под горой обе мельницы и прекрасный трехэтажный дом для рабочих и служащих с водопроводом и канализацией.
А по дну оврага бежал Жандармский ручей с удивительно вкусной и чистой водой. Её даже поставляли императрице Екатерине II во время её приезда в Нижний в 1767 году.
Дом на Гребешке - не единственных особняк Башкировых в Нижнем Новгороде, их было несколько, в том числе и представительский на Большой Печерской.

   

«Дом на Гребешке» 

Тихо, осторожно 
Память входит в дом, 
Призраком тревожным 
Над витым крыльцом… 
Спит дурная пуля 
Около виска, 
Шепчется как улей 
Прошлая тоска. 

В старый лес стекает, 
Прячется откос, 
Там вода живая, 
Иноков погост. 
Бьют ключи лесные 
Белою водой, 
Пахнут мостовые 
Черною землёй. 

Скоро дождь размоет 
Берега в ночи, 
В чащи за покоем 
Спустятся грачи. 
И печаль отпустит, 
А на склоне гор 
Ангел словно гусли 
Крылья распростёр. 
2013


Чем лето нас благодарит, чем лето мы благодарим?


Мы с сыном отправились поздравить маму - бабушку с днём рождения. Празднование было быстрым и заблаговременным - перед самим знаменательным днём все члены семьи поднимутся и разлетятся на время по разным сторонам света. Так сложилось. Но значимости праздника это никак не умаляло: поздравляли маму в родовом гнезде - нашем нижегородском саду. Его ещё мои дедушка с бабушкой заложили более полувека назад. И я этот одухотворённый Эдем помню столько же, сколько себя самого. Здесь всё символично и насыщенно семейной историей. Пока бабушка хозяйствовала на грядках, а внук собирал ягоды, я наснимал видеозарисовки родных мест и людей. А так как на воспоминания меня пробило вполне конкретно, беглые съёмки сложились в клип моей старенькой доброй песни. Я её написал, когда родился мой старший сын Егор, то есть двадцать шесть лет назад. А нынче заново аранжировал и соорудил клип. Из маминого дня рождения всегда получается что - нибудь замечательное!


***
Чем нас весна благодарит?
Нарциссами, тюльпанами.
Чем лето нас благодарит?
Пионами, розанами.
А осень привечает нас
В сугробах белых хризантем,
Где нежность рук, и губ рассказ,
И круглых девичьих колен.

Чем мы весну благодарим?
Мы к корню сыпемся золой.
Чем лето мы благодарим?
Берущей властною рукой.
И даже осень хризантем
Мы всю уводим за собой,
А мир стоит средь белых стен
Пустой, надменный и нагой.

Но мы, стараясь отогреть
Его застывшее стекло,
Отдать, опомнившись, спешим
Своё последнее тепло.
Чтоб он лицо своё поднял,
Чтоб красотой тугих ветвей
Благодарил, благославлял
Всех наших маленьких детей.
1986

"Предохраняйся!"


Два Кузьмы, Минин и Прутков взывали к русскому народу с настойчивым призывом "Бди!" Об этом ярко и образно повествует мой новый клип, снятый 12 июня на площади Минина в родном Нижнем Новгороде.

 

"Предохраняйся – Путин дал приказ!"

Опять на Западе играют бордельеро, 
Опять лазутчики – на лентах белый дым! 
Сплотим свои ряды – остатки ЭсСЭсЭра 
Мы как-нибудь без них и сами доедим! 
Предохраняйся – Путин дал приказ! 
Кругом враги, теракты, или сглаз, 
Кругом кислотные дожди – к друзьям и бабам не ходи, 
Поменьше умничай и зорко бди! 

Не тронь жену свою, не тронь её подругу - 
Сулят залёты нам лихие времена: 
Ведь если все рожать здесь бросятся по кругу, 
То власть свою уже не выкормит страна! 
Предохраняйся – Путин дал приказ! 
Кругом враги, теракты, или сглаз, 
Кругом кислотные дожди – к друзьям и бабам не ходи, 
Поменьше умничай и зорко бди! 

Зачем, скажите, юным университеты - 
С такой учёности лишь пухнет голова! 
Не дремлет Сноуден – беги из Интернета, 
Включи второй канал – запоминай слова: 
Предохраняйся – Путин дал приказ! 
Кругом враги, теракты, или сглаз, 
Кругом кислотные дожди – к друзьям и бабам не ходи, 
Поменьше умничай и зорко бди! 
2013


12 июня в Нижнем: вокально - визуальная утопия "Вспомни Путина - позвони Минину!"


В День независимости (до сих пор не могу понять от чего и от кого) гулял с камерой по родному городу. Праздник получился какой-то кастрированный: где широкое веселье любимого Нижнего?! Немногочисленный народ лениво слонялся по площади Минина от одной пропускной милицейской рамки до другой. Вообще, ментов было больше, чем празднующего народа. Наверное, блюстители порядка ревниво следили за исполнением забавного слогана вялого праздника: "Вспомни Минина - ударь в колокол!" Это наш нижегородский эксклюзив: выкатился шар - звони! Небо долго и задумчиво смотрело на гламурный апофеоз патриотизма, а затем разразилось грозой. Народ забился в проход Дмитриевской башни кремля и весело вспоминал...конечно, Минина! Такая вот история этой песни.

 

«Позвони Минину!»

Тучи над городом…вставило! 
Выпил – и шапку долой: 
С новым приходом, как правило, 
В колокол бьём вечевой. 
Пред грозою сердце стынет, 
Полушария и пах, 
Но пока с Володей Минин – 
Нам с тобой неведом страх. 

Тучи по небу мятутся, 
В каждом проходе посты: 
За счастье народное бьются 
Пидоры, мэры, менты! 
Как достанет боль сомнений – 
Звони Минину всегда. 
Минин, он, как раньше Ленин, 
Не ложится никогда! 

Зазвонят народу тыщи, 
Крикнут разом: «Кузя, бля! 
Раньше было три рублищи, 
А осталось – три рубля!» 
И приедет Вова милый, 
И поклонится в народ, 
И над Минина могилой 
Из гарантов сам уйдёт! 
2013

Одесские русалочки в июле так мечтательны и прекрасны!


Моя песня про русалочек долго ждала своего воплощения в клипе. Прошлым летом в Одессе я их увидел воочию, таких же прекрасных и неземных, как и в родном Нижнем. Черноморские красоты, чудесный город, солнечный день - я камеру из рук не выпускал. Этот клип был обречён состояться в одесском варианте. А вот стихи пришлось слегка подкорректировать. И появилась песня про одесских русалочек!


"Одесские русалочки"

В июле как в реке - раскованны и робки,
 Свободные от всех мистических оков,
 Русалочки плывут до моря Маяковкой,
 И отражает мир изгибы их хвостов.

 Асфальт тягуч и густ, в его тяжёлых волнах -
 Все блёстки золотистой, звонкой чешуи.
 А солнце высоко, мужчины напряжённы,
 Им хочется пивной свободы и любви.

 Русалочкам, увы, мечтается другое:
 Отринув городской ухоженный уют,
 Вдруг впали в забытьё плавучего покоя,
 И кто бы мог сказать, куда они плывут?

 Не надо их корить, завидовать не надо,
 Им, право, не успеть далёко за буи.
 Чего им этот миг - короткая отрава,
 А нам всегда одно: пивную и любви!

 Настанет день иной – от солнца меньше света,
 Русалочкам вдогон припустятся дожди,
 И, молча возвратясь, они скользнут из лета,
 Как змейки из тугой прекрасной чешуи.

 Вздохнут, смахнув слезу, и кроткие, нагие,
 Воспримут наш уклад, тяжёлые шаги.
 Вот так-то, а пока - плывите, золотые,
 Ах, девочки мои, красавицы мои…
 1987, 2012

Дорожная песня – поезд отправляется!


Уже последний день весны! Как скорый поезд надвигается лето со всеми своими путешествиями и приключениями. Вокзалы, пристани, аэропорты всегда производили на меня просто магическое воздействие. В них – энергетика переходного состояния: будто ломаешь очередную скорлупу и превращаешься из неоформившегося ещё существа в явление нового мира. Прошлым летом, уезжая из Москвы с Киевского вокзала к Чёрному морю, я вновь испытал это томительное ощущение. Постепенно оно превратилось в стихи, затем – в песню. Ну, а так как я всю поездку камеры из рук не выпускал, то и клип в конце концов состоялся. Итак, поезд Москва – Одесса отправляется!


"Дорожная песня. Отправление"

Короткий вдох: на волос стрелка тронется,
Флажок взлетит одним движением руки,
И нас подхватит южная бессонница,
И вмиг отсюда все мы станем далеки.
А позади падут платки прощальные,
Замрут носильщики и цифры на табло,
Зевнут заботы наши, в долгом ожидании
Как псы разлягутся у дома моего.
И будет море, бриз, сады миндальные,
Прибой у ног, всегда пылающий зенит,
Всего в избытке будет, только пальмами
Далёкий южный берег нас не удивит.

Я посмотрю обратно, как из космоса -
Ту жизнь понять издалека при свете дня,
А там – фрагментами мозаичные россыпи,
И не найду я больше прежнего себя.
Нам станет мниться, что по возвращении,
Сойдём на новый круг у дома своего,
С иной судьбой, и в новом облачении,
Как прилетевшие сюда на НЛО.

И лишь потом – похмелье и прозрение,
Что всё вернётся разом на круги свои,
Мы позади оставили сомнения,
А впереди – блистающие дни!
Короткий вдох: на волос стрелка тронется,
Флажок взлетит одним движением руки,
И нас подхватит южная бессонница,
И вмиг отсюда все мы станем далеки.
2012

Поэзия старого Нижнего: «Вечная наша дорога, вышняя наша звезда!»


Апрельский воскресный день выдался удачным для съёмок – неяркий и прохладный. Великий пост. На площади Минина мало людей. Они несут в себе тихую гармонию выходного дня и лёгкую грусть от внезапно вернувшегося холода. Будто прислушиваются к голосам из прошлого нашего старинного города. Так написалось новое стихотворение. И получился с ним этот лиричный этюд, с музыкой Алексея Архиповского и совершенно неземным исполнением песни «Ах ты степь широкая» волгоградским ансамблем казачьей песни «Станица».

 

«Вышняя наша звезда»

Будто с высокого свода 
Брызжет цветное стекло – 
Волга, апрель и свобода! 
Здравствуй, густое тепло. 

Как мы к тебе распахнулись! 
Чуть ото сна бурлаки – 
Сразу по склонам вдоль улиц 
Холодом тянет с реки. 

Нет и не будет покоя, 
К маю окрепнет трава – 
Следом за талой водою 
Выстроит нас бечева. 

И поплывут от порога
Вниз по реке города – 
Вечная наша дорога, 
Вышняя наша звезда. 

Выше приказчиков хмурых, 
Выше причалов, складов, 
Выше беспечных амуров 
Тех, на фасадах дворцов. 

Сушатся сети у тони, 
Блещет костёр вдалеке… 
Всё это сгинет, утонет 
Вниз по широкой реке. 

Плёсы, холмы и селенья, 
Всё убегает как тень. 
Только что против теченья – 
Вынесет в завтрашний день.
Через века и пороги 
Движется тяглый народ. 
Мы эту барку проводим, 
Или она нас влечёт? 

Всё, что просили у Бога – 
Эта большая вода, 
Вечная наша дорога, 
Вышняя наша звезда. 
2013


"Весеннее равноденствие" - песня грядущих перемен!


Ура! Сегодня, 20 марта - день весеннего равноденствия. Сила Льва, олицетворяющего Солнце, сравнялась с силой Быка, силой Земли! Сравнялась, да не очень - год на год не приходится. Вот я сейчас вполне комфортно на лыжах накатался, снега - сугробы, и всё идёт. А бывали годы, когда об эту пору снега уже и в помине не было. Ну да ладно, мы-то с вами знаем, что в предстоящие недели Лев Быка одолеет неминуемо. "Надо только выучиться ждать!"
Есть у меня песня с романтическим названием - "День весеннего равноденствия"! Я её написал ещё в лихие институтские годы. А несколько лет назад чуть переработал слова, обнаглел и спел их под очаровательную мелодию старинного русского вальса. По-моему получилось вполне мило! В клипе использованы уже давние съёмки, где сын Алёшка совсем маленький. Тем приятнее мне, любимому нынче смотреть этот ролик.


"День весеннего равноденствия"

На шатких ступенях весны
Танцуют мазурку ветра,
Горят по оврагам костры,
Туманом плывут в облака.
На лестнице встреч и разлук
Вдвоем башмаками стучат:
Мой день – рассудительный друг
И ночь – обольстительный враг.

На шатких ступенях весны
Я сбился с заученных па –
Как циркуль царапнул листы,
И с вербами вместе упал.
На лестнице встреч и разлук
Мне в спину обидно свистят
Взошедший сиятельный друг
И ночь, опустившийся враг.

На шатких ступенях весны
Рассветы танцуют гавот,
К нам, путаясь в звуках хмельных,
Апрель на свиданье идет.
У поезда встреч и разлук
Мне руку пожмут и простят
И мой рассудительный друг,
И мой безалаберный враг.
1982

Взгляд с одесского берега: рецепт панацеи от исторического беспамятства.


Прошедшим летом я был в Одессе. Гулял по городу, много снимал. Меня крайне заинтересовала личность светлейшего князя Михаила Семёновича Воронцова, так много сделавшего для Одессы и всей Новороссии. Безусловно, это один из самых ярких исторических персонажей Российской империи первой половины 19 века: герой Отечественной войны 1812 года, политик, выдающийся администратор и коммерсант. Но все прочитанные мной жизнеописания Воронцова отличались «сахарностью» и неумеренным восторгом. А 19 век в российской политике и экономике оставил немало загадок, многие из которых того, «с душком». Большинство этих тайн тесно связаны с представителями славной фамилии Воронцовых, в целом, и с князем Михаилом Семёновичем – в частности. Одним словом, не всё так «сахарно»! Я стал собирать исследования различных «непарадных историков», сопоставлять исторические факты. Начал складываться образ документального фильма о светлейшем князе.
Клип, который я сегодня публикую, станет заглавным, вводным для этого фильма. Песня «Керчь. Греки. Змеи» написана в 1993 году. Спустя 20 лет я оставил только образ и стилистику, наполнив стихи новым содержанием: о разрозненной мозаике, в виде которой как волны докатываются до нас исторические факты, о нашей искажённой памяти, о неумении учиться на своём историческом опыте. И о лаковом, лубочном PR-е, которым нас так огульно потчуют повсеместно.
В клипе помимо моих съёмок использованы кадры из фильма «Одесса», снятого Жаном Лодсом в 1935-м году на 1-й Комсомольской Одесской кино – фабрике.

 

 "Рецепт панацеи"

Волны в подножия окон стучат, будто персы в моё государство… 
На море жить – что ещё пожелаешь на свете! 
Чаша стоит у окна, там змея источает лекарство, 
Кольца её – как века, ту змею называют Асклепий. 

Волны и змеи, сплетаясь в холодных объятьях, 
Память рассеют по клочьям шумливым и пенным. 
Рухнут атланты с дворцовых порталов надвратных, 
Под воду канут неверным своим отраженьем. 

Волны в подножия окон стучат, будто персы в моё государство… 
Тонет как память земля под обломками кариатиды. 
Чаша полна до краёв, и в беспамятстве наше лекарство, 
Змеи парят под водой, охраняя покой Атлантиды. 

Время идёт, мы гуляли смеющимся садом, 
А оглянулись – развалины Пантикапея! 
Тонем в забвеньи, но потчуя ласковым ядом, 
Всё ещё верим, что помним рецепт панацеи. 
1993, 2013