Христос родился! С праздником, православные!


Да, друзья, погода совсем не рождественская. Но есть секрет! Эту песню я написал под Рождество три года назад. И с тех пор, коли за окном совсем не зимний пейзаж – призываю снег и рождественский мороз своей песней. Разговеемся, православные! Крепкой вам веры, здоровья, счастья и ясной рождественской погоды!


"Рождество. Окский берег."

В наших северных угодьях
Устоялись ясны дни:
Новогодит, хороводит
Ощущение любви.
Подели все беды на три –
Не останется следа!
И сугробы, как ондатры,
Приползут из-подо льда…

Снегом ласково отвеют
От печали и тревог,
Смачный дух от самой двери –
Подымается пирог!
Новый год – как путь неблизкий,
Ты под ёлку наклонись –
Там любовную записку
Положила наша жизнь.

Утром встань, разгладь морщинки,
И забудь свою беду.
Через реку две тропинки
Прямо к нам бегут по льду.
Счастлив тот, кто в праздник верит,
В поцелуев мотовство –
И сюда, на окский берег,
Заступило Рождество!
2011

На Рождественской лыжне мы все - волхвы, идущие за звездою!


И пока мы идём навстречу чуду, пока движемся, преодолевая собственное несовершенство - Господь видит нас! Рождественская лыжня объединяет людей самого разного возраста - Вифлеемская звезда сияет для всех! Об этом моя песня, об этом клип, который я только что снял в дубраве у Окского затона, на озере, в лесу на берегу Оки. С Рождеством, братья и сёстры, пребудет с нами Христос!


"К Рождеству!"

Снег шел и шел, как откровенье,
Лыжней на палую листву,
А в доме время, как варенье,
Густело вязко к Рождеству.
С пургой ворвался запах хвои,
И свет небес, и ветер стран,
И наше счастье в Новогодье
Сияло будто марципан.

Мы, завернувшись в одеяло,
Смотрели в темное окно,
Улитка медленно стекала
Барашком жертвенным на дно.
Скакала стрелка по минутам,
А там, в ночи, среди огня
Петард и праздничных салютов
Твердела вещая лыжня.

Снег шел и шел, как откровенье,
И мы по чистому листу,
Забыв тревожные сомненья,
На лыжах плыли к Рождеству.
Мы шли по небу за звездою,
Волхвы, герои, пастухи,
И тихо, как сухая хвоя,
С нас осыпалися грехи.

2011г.

Я нынче манекен у магазина "Ткани" - в ожидании снега!

И магазина этого на Большой Покровской улице уже нет, и ленинского комсомола, а песенка моя сохранилась! Пустячок, поделка - "Песня комсомольского работника", написанная много лет назад...но есть о чём сыну рассказать, когда гуляем по родному городу. А если ещё и камеру с собой прихватить, то старенькая песенка становится клипом. Вот как получилось!

 


Песня комсомольского работника «Манекен» 

Я нынче манекен у магазина «Ткани», 
Меняю гардероб от ноября в декабрь, 
Меняю дождь на снег, меняю зонт на сани, 
Меняю на зиму мной брошенный корабль. 

Злодеи – продавцы зажгут пораньше люстры… 
Позвольте предложить всего-всего-всего: 
Ухоженную жизнь, искусственные бюсты, 
И ткани ста сортов, а больше – ничего! 

А за витриной мир: мультфильм как на картинке. 
Но приглядитесь – он наполнен суетой. 
Я вроде манекен, да вот нога в ботинке, 
Проклятая, саднит. Ребята, я живой! 
1985


"Свет уходит столбами в Оку - это, Горький, твои фонари!" - моя песня о родном городе.


Вообще - то я написал эту песню тридцать три года назад! Но вот клип сделал только сейчас. Спасибо Инне и Володе Купцовым, одному из лучших бардовских дуэтов в Нижнем. Они, безусловно, украсили мою песню.


И, наконец, я завершил дело, растянувшееся на 34 года - сам записал свою любимую песню о родном Нижнем Новгороде. За долгое время, прошедшее с написания "Свет уходит..." я услышал её в замечательном исполнении многих прекрасных людей, чудесных бардов. Я, конечно, так никогда не спою! Но зато, записал эту песню в том виде, какой была написана в далёком 1979 году. Второй курс политеха...площадь Минина...ноябрь...Волга...памятник Чкалову...ожидание...

 

"Тёплый свет"

Свет уходит столбами в Оку -
Это, Горький, твои фонари.
Свет спускается с Дятловых гор
И стекает к реке - посмотри.
Пробегая, лизнёт парапет,
Замигает, зажжётся волна.
На восток, за зарёй от моста,
Поплывёт только Волга одна.

Свет уходит столбами в Оку -
Это, Горький, твои фонари.
Ты с восьми неспокойных веков
Собираешь слова о любви.
Ты не спишь и от первых костров
До десятых своих петухов
Тихо слушаешь шёпоты шин,
Шум шагов, молоточки подков.

Свет уходит столбами в Оку.
Задрожала неясная тень -
По спокойным крутым берегам
Проскакал серебристый олень.
И в туманах за ним до утра
Будут плыть золотые огни,
Мимо башен твоих, сквозь года,
Сквозь легенды и песни твои.

Свет уходит столбами в Оку.
Замирает Покровка не вдруг...
Чкалов руки свои разведёт
И с улыбкой посмотрит вокруг.
Что же, девочка, я заскучал
После долгого - долгого дня,
Мы вдвоём, я и город родной,
Над рекой ожидаем тебя!
1979

Ездят и ездят в трамвае со мной золото инков и шарф голубой...

Давным - давно написал песенку "Где потеряли мы золото инков?", но исполнял её редко, и всё не мог решить - что же делать с этим бесхитростным опусом. Но неделю назад нашёл совершенно удивительное исполнение песни "Крутится, вертится шарф голубой" прекрасной Ольгой Арефьевой и "Шансон - Кабаре". Я обнаглел - и подпел своё "Золото инков" к их виртуозной и очень органичной для старого Нижнего песне. Так получился этот клип: что срослось - то срослось. Или нет, смотрите сами.

 

«Где потеряли мы золото инков?» 

Где потеряли мы золото инков, 
То, что из Перу в Панаму везли, 
Где же его охраняет Аринка 
С родинкой правой груди? 

Или зарыли мы юные клады 
В жаркой далёкой земле? 
Греются сверху дремучие гады, 
Только припомнить бы – где… 

Как же все эти тюки с сундуками 
Лихо просыпать смогли, 
В чьих же объятиях мы засыпали, 
Пели и пили и шли? 

Вышли на берег, на горные склоны, 
Дали морские чисты – 
Ждут, сиротливые, нас галеоны, 
А мы как трюмы – пусты! 

Где потеряли мы золото инков, 
То, что из Перу в Панаму везли, 
Где же его охраняет Аринка 
С родинкой правой груди? 
1988


Хайрэ! Ноябрьская "Звёздочка" уже разгорается - до встречи у родных костров!


Да, друзья, стрелки накручивают круги! Чтоб мы так не крутились вокруг Большого озера! До осенней "Звезды" осталось всего ничего. Приглашать бессмысленно - всё равно придёте сами и незванными. А на ход ноги - этот клип моей старенькой песни, снятый на прошлогодней ноябрьской "Звёздочке"!

 

 «Хайрэ!» 

Хайрэ! Вот и утешились руки наши, 
Найдя опору друг в друге. 
Скоро ли снег на предгорья ляжет - 
Мы спасены от вьюги. 
Былая свобода крикливой птицей 
Летит над пустою пашней. 
Усни спокойно, сомкни ресницы, 
Утешились руки наши. 

Хайрэ! Вот и утешились души наши, 
Найдя спасенье друг в друге. 
Утром соседка придёт, расскажет 
О снеге по всей округе. 
А что нам снег! 
Припадут к молитве 
Колокола на высокой башне. 
Прощай же, осень, уйди с улыбкой. 
Утешились души наши. 
1989


Как Троянский конь в Павловске танго танцевал!


Вернулся к воспоминаниям и съёмкам пятилетней давности. Я тогда по заказу одной из «дочек» Транснефти, ООО «Балтнефтепровод», писал книгу к десятилетнему юбилею Балтийской трубопроводной системы. Этот эпохальный многомесячный труд меня всего «перепахал». Кровеносные сосуды и спинной мозг намертво срослись с разветвлённой системой магистральных нефтепроводов многих областей и республик: от Марий-Эл – до Финского залива и Белоруссии. В голове звучали шум насосов, хлопанье задвижек, стук колёс и вертолётных винтов.
Наездами жил в Питере на съёмной квартире. В редкие выходные, чтобы унять внутренний неумолчный гомон, с камерой в руках слонялся по Питеру и окрестностям. И снимал, снимал, снимал. В результате, к сумятице нефтяной добавилась ещё сумятица историческая, архитектурно – ландшафтная и литературная. Тогда и были сделаны эти съёмки в Павловске, под дождём. 
Решил обнародовать лихой бесцензурный фильм со всеми питерскими впечатлениями и как-то в одночасье записал к нему песню Троянского коня. Вот такая история у этого внезапно оформившегося клипа. Строго не судите, автор был в сумеречном состоянии души – всё белые ночи виноваты и запах сырой нефти!


«Танго троянского коня»

Я лежал под тучей, 
Толстый и холодный, 
Думая о скушных, 
Стройных и свободных. 
Надо мною солнце 
Свесилось опрятно… 
Родинки какие, 
Эти Ваши пятна! 

Это так интимно, 
Поцелуи птичьи! 
Так старорежимно, 
Даже эротично. 
Я смотрел, вздуваясь 
Кожею загара, 
А под этой кожей 
Сердце закипало. 

Ну не жизнь, а скачки: 
Из далёкой Трои 
Прыгаю по клеткам 
И копытом рою, 
То лежу под тучей, 
Толстый и холодный, 
То под солнцем мучаюсь, 
Стройный и свободный. 
1998


Я - в картине, в Украине!


Почитал я украинский школьный учебник по истории и с удивлением отметил, что прародители украинцев, племя укров, появилось на Земле 140 тысяч лет назад. Наверное, хохлы прилетели к нам с Альфа - Цетавры, потому, что остальные человеческие пращуры появились только 40 тысяч лет назад. Или украинские историки курят какую-то свою эксклюзивную траву, растягивающую пространство и время. После отдыха в городе Южный мне захотелось слегка приколоться по этому поводу и тоже растянуть пространство и время. Поэтому свою новую песню я стилизовал под милый сердцу шансон 70-х годов прошлого века. Кстати, славянской крови во мне намешано всякой разной, так что обвинения в русском великодержавном снобизме не принимаются.


"Я – в картине, в Украине!"

Нарисуй картину, Маргарита!
Шобы там в трусах и куражу,
Ласковый, хламурный и открытый,
Я стоял на южнинском пляжу.
Из опилок, словно Буратино,
Крашен колпачок под киноварь…
Шоб в ногах – медузики и тина,
А в руке – украинский букварь!

Южнинцы оценят: «Вот мужчина,
Патриот большой величины!
Настоящий укр с Батьковщины,
Не какой-то поц с Галичины.
Слухает, як газы с аммиаком
К нам текут с России издаля…»
И к исходу осени ни яко
Не поймут меня за москаля.

Южный город белый снег остудит.
Утром, на страницах букваря,
Я прочту, что это пердень грудень –
Первый день седого декабря.
Я кажу с картины без утайки,
Глядя на прибой из-под руки:
«Мало нас, украинцы и чайки,
Б…ь, не заплывайте за буйки!»
2012