"Для души своей забытой трубку новую точу": моё фаду о новой трубке

Сделал к выращенному табаку новую трубку себе. Пока мастерил - написал новую песню, снял и смонтировал клип с новым фаду.

 

«Фаду о новой трубке» 

Я в саду, дождём облитом, 
Уподобился врачу: 
Для души своей забытой 
Трубку новую точу. 
Пусть она в круговороте 
Новых странствий и квартир, 
В новых песнях, в каждой ноте 
Помнит, помнит этот мир! 

Помнит утро: солнце, росы… 
Лай разбуженных собак… 
Растопырил как подносы 
Листья в стороны табак… 
Помнит там, под самой крышей, 
Пару звонких воробьёв, 
По ночам - шуршанье мыши, 
Тёмных брёвен тёплый кров. 

 А когда дорога ляжет 
Мне в далёкие края, 
Мир покинутый покажет 
Эта трубочка моя. 

 Трубка, тело старой груши… 
Уподобившись врачу, 
Я опять затворы рушу 
И тоску свою лечу. 
Мне теперь к иным просторам 
Распахнутся паруса: 
Далеко-далёко горы, 
Песни, реки и леса. 

А когда дорога ляжет 
В те далёкие края, 
Мир оставленный покажет 
Эта трубочка моя. 

 Август 2016


"Пошто не пьёт взатяг вина смородины тот зверь колониальный!?" Новое фаду о смородиновой наливке в "прекрасных садах исканий и порока"

Сделал ускоренным способом, за полдня, наливку на красной смородине. Попробовал - и запел, и фаду написал! Чудесная наливка, рекомендую!

 

Фаду «Вино смородины» 

- Скажите мне, задумчивый моряк, 
Познавший берег романтический и дальний, 
Вина смородины пошто не пьёт взатяг 
Тот дивный зверь, тот крокодил колониальный? 

- Так у него такой обильный хвост, 
Что всё вино сливается до туда! 
Живёт на дне, не видит ярких звёзд, 
И хмеля нет, и мучится, паскуда. 

 - Скажите мне, портовая Манон, 
Познавшая мужчин обильно и нескромно, 
Чего ж не пьёт тот африканский слон 
Вина смородины, и смотрит вероломно? 

- Так у него такой обильный нос, 
Что хмель никак не втянется до мозга! 
И слон стоит печальный, в полный рост, 
И всё трубит обиженно и грозно. 

Вот так живём, терзаясь и трубя, 
В пылу страстей, опасных и безбрежных! 
Скажите мне, ну как познать себя, 
И пить вино, умеренно и нежно? 

Но беды нам, представьте, до звезды! 
Вино смородины, созревшее до срока, 
Мы будем пить пока цветут сады, 
Прекрасные сады исканий и порока! 

Август 2016


"Души, возвращённые любви" - моё фаду о вечернем свете и рассветном дожде на музыку Сибелиуса.

Конечно, изначально это совсем не фаду, а опус 76 Яна Сибелиуса, этюд №2 для виолы и классической гитары. Он неумолчно звучит во мне уже три месяца, и я решил написать на эту музыку стихи. Так получились песня и клип, снятый на берегу Оки!

 

"Фаду о ВЕЧЕРНЕМ СВЕТЕ и РАССВЕТНОМ ДОЖДЕ" 

По садам цветы роняют в землю чаши, 
По лугам цветы расплёскивают солнце, 
А в речных цветах любви – на самом донце, 
И с жарою борется волна. 
Но не устоять! Полягут страсти наши 
Кипами цветов к июлю на жаровню – 
Выпарит дотла пьянящий сок любовный, 
Выживут лишь только, только семена. 

 И ещё живёт надежда, 
Что вослед жаре придёшь 
Ты, мой свет, вечерний, нежный, 
Ты, мой друг, рассветный дождь. 

 Падают цветы как чаши над волнами, 
Вместо лепестков – коробочки с секретом, 
Падают цветы, река уносит лето, 
Только ты коробочки не рви. 
Август возвратит, обронит семенами 
Прошлую любовь, уже на новых всходах. 
Отболит зима - проснутся пароходы 
Пробуя гудками голоса свои. 
Отболит душа – услышим: вот над нами 
Встали на крыло вернувшиеся стаи, 
А в земных садах и реках прорастают 
Души, возвращённые любви! 

 И сорвав с себя одежду, 
Оттеснив зиму придёшь 
Ты, мой свет, вечерний, нежный, 
Ты, мой друг, рассветный дождь.

август 2016

О нашем любимом старом деревенском доме - моё новое фаду!

Продолжая оставаться в безмерном увлечении португальским фаду, написал новую песню о нашем старом доме в деревне. Снял и смонтировал клип - всё с пылу, с жару, всё сделано в последнюю неделю, при переходе от жаркого июля в знойный август.

 

«Фаду о душе старого дома» 

Где, на какой луне ночевала эта птица – 
Дома нашего душа? Только мы идём ко сну, 
Только мы сомкнём глаза, а она уже кружится – 
Улетает, улетает в деревянную страну. 

 Там тени тех, кто здесь был дружен, 
Рубил дрова, готовил ужин, 
А в зимы, как бывал простужен, в тулупе грелся на печи, 
Кто шёл косою по пригону, 
Домой с войны писал поклоны, 
Те, кем намолены иконы, 
Чьих рук тепло хранят ключи. 

 Где, на какой луне привечают нашу птицу 
Тени милых прошлых дней? Будто зёрнами в руке 
Дарят нежностью, потом – на рассвете помолиться, 
Проводить её обратно вверх по времени реке. 

 Обратно в дом, где снова дружно, 
Где ставят квас, готовят ужин, 
И каждый гвоздь на месте нужен, 
И каждый камень у печи, 
Где Божья Матерь благосклонно 
На нашу жизнь глядит с иконы, 
А солнце катит по пригону, 
И рук тепло хранят ключи! 

31.07.16